Рем Дигга – Черника и циклоп

Первый Куплет:
Что такое мой век, мой день, про кров трек,
Полмиллиона строк — текст.
Вечный сигнал с этих бедных хибар,
Этих клич, окопались судья, кто здесь.
Заборами скалится глушь,
Вдоль труб, смотри, тянется плющ.
Ядовитый сад, ядовитый пар,
Где-то там, вновь куб сварил раненый муж.
Заколдованный бедлам, пропитанный бензом.
Скажи лучше не видеться с кем там?
Я снова прибыл в эти степи опоясанный карабином,
Очарованный миром-легендой.
Тут ветер поет, сидит в углах,
Знакомый ветер поет: «Иди сюда»
Там Филипп схороненный от пажей уже ждет,
И вот все встает на круги своя.
Тут бейсбол — череп весь в сколах и злей
Видимых псов это смесь смол.
Реп про эру рабов, жесть, дно, смерть, боль —
Я не сказал всех слов еще.
Вроде живые, но будто в PSP,
И новый game over говорит мне: «Парень, ты есть пыль!»
Пока кого-то уводят по темам левыми во тьму,
Других принимает уже B.I.G.
А где-то там, далеко, за рекой,
Поёт соловей, зовёт меня!
Далеко, за рекой, где другой городок;
Дорогой мне рай — край.
Я не был уже там сто лет.
Знаю, мой дом давно там сгорел.
Там даже лежит мой угрюмый скелет —
В земле тех полей, но я смерти ему не хотел.
И я болен, ма, походу болен, ма,
По воле гада того, который себя колит, ма.
Я сюда прибыл опять, где царит чума,
И дворы молчат, и горят дома.
Сколько не был я тут…
Мне поведай, сколько бегал в бреду?
Уже ветер, сука, весенний подул,
И зима кинула следом фату.

Припев:
Я ступил в этот старый квадрат, опаленный сад, отравленный храм.
И будто бы не уходил я никуда,
Ведь эти казематы здесь были оставлены так.
Скиталец дна! Я распадаюсь, как Киборг;
И разлетаюсь на мили — а её рука мне след сплетает знак:
Гори, гори, гори огнем, та картина, где мы с ней вдвоем.
Та скотина, что не узнает, так пусть заплатит мне теперь за всё!

Второй Куплет:
Мой глаз видит котлован,
Дигером я был, когда-то — там копал.
Видимо не забыл я эту дань годам.
В уме перебираю ходы: и так, и так.
Вдоль терриконов мои следы.
Чтобы убраться отсюда, вчера молил Святых.
Но передумал и завис, и забыл, и запил,
И я засопел, мигом схватил пизды.
Бар гудит, мрак внутри, грязь и дым,
Снаружи мой разбитый баргузин.
Я погрузил в пузо его всё, что моё,
Выпил и поел. Невежда, пропусти.
Я набрался сил или набрался синьки.
Голова забывает все слайды, снимки.
Как листья осени на пол брошены.
Я все еще помню нас голыми, босыми.
Бусы на груди, губы, глаза, ты. Больше не буди,
Внутрь не проси, сука, бросай ныть, в прошлое уйди.
Пристанище зла без бремени лимит,
Где был закопан мой скипетр. Встречай и вперед.

Припев:
Я ступил в этот старый квадрат, опаленный сад, отравленный храм,
Окраинный брак, неправильный шаг.
Скиталец сна! Я распадаюсь, как киборг!
И разлетаюсь на мили, а ее рука мне в след сплетает знак:
Гори, гори, гори огнём, та скотина, что не узнаёт,
Так пусть заплатит мне теперь за всё.
Гори, гори, гори огнём.